Повесть о старом муже и молодой девице

Повесть о старом муже и молодой девице
Повесть о старом муже и молодой девице – анонимный памятник, созданный не позднее кон. XVI в. (в «Хрестоматии по древней русской литературе» Н. К. Гудзия П. ошибочно отнесена к XVII в.). История текста изучена недостаточно. Следует различать две редакции этого произведения – старшую и младшую, сложившуюся в XVII в. и подхваченную низовой народной литературой (лубочные повести «О женатом волоките», «Седина в бороду, а бес в ребро»). Старшая редакция (опубликована В. Н. Перетцем) отличается назидательным характером, комическое начало в ней проявлено слабо; младшая редакция (издана X. А. Лопаревым) насыщена просторечной лексикой и вульгаризмами, обнаруживает текстуальные совпадения с повлиявшим на нее Сказанием о молодце и девице. П. построена в форме диалога-перебранки между сватающимся стариком и отказывающейся «содеяти утеху» с ним «прекрасной девицей». Отвергая посулы жениха, девица советует ему задуматься о «будущем веце» – спасти душу постом, раздать золото нищим и убогим, отпустить на свободу рабов, самому постричься в монахи и угрожает семейными неурядицами, если брак все же состоится. Не внемля предостережениям, любвеобильный старец вступает в брак, который оказывается несчастливым: «Стару молода жена – людям корысть, а тебе напасть, и старость, и сухота, и безвечие». В концовке младшей редакции П. – иное чтение: неудачливый жених «три года бегал да удавился». Диалог, который ведут персонажи П., развертывается таким образом, что в величальных репликах жениха невеста сопоставляется с символами гармонического единства («словеса сия сложила, аки древа листием украсила»), тогда как в ответах героини ее партнер объединяется с разнообразными символами отверженности, одиночества и болезни: «...а тебе у меня, старому смерду, спать на полу или на кутнике на голых досках с собаками, а в головы тебе из под жернов дресваной (т. е. в мелких трещинах, нечистый) камень (...) а тебе, старому смерду, поберещенной (по-видимому, производное от «береста») роже, неколотой потылице, жаравной шее, лещевым скорыньям («скорынья» – челюсть)... понырой свинье, раковым глазам, подхилому гузну, опухлым пятам, синему брюху (...), сидел бы ты на печи (ср. образы печи и золы в сказочном и былевом фольклоре в связи с присутствующими там мотивами социально обездоленного героя), чтобы у тебя, смерда, в шее скрыпело, а в роте храпело, а в носе сопело, а в гузне шипело, жил бы ты, что жук в г..., что желна в дупле, что черв за корою, что сверчок за опечью...». По существу диалог представляет собой чередование двух стилистических фигур – гиперболы (преувеличение возможностей, которыми располагает жених) и литоты (умаление этих возможностей невестой). Реплики, которыми обмениваются старик и девица, пронизаны прихотливыми звуковыми повторами: «Аще ли уноша убог будет, ино бог богат своею милостию...»; «...а в место тебе место старому смерду, мостолыга старые коровы, и та недоварена...». Элементы канонического свадебного обряда подвергаются в П. комической переоценке, снижению. Если в свадебных величаниях жених и невеста обычно именуются «князем» и «княгиней», то в П., напротив, девица называет сватающегося к ней героя «старым смердом» (в старшей редакции памятника слышны отзвуки и других обрядов, например ритуала «подогревания покойника»: «Твою плот разжизает теплость творити, аки мертву, и вся уды твоя ослабеют: тогда начнешь тужити и плакати от безумия своего...»). В целом П. может быть понята как реализация подспудно содержащейся в ней архаической метафоры свадьба – битва, переведенной в план словесного поединка героев (эта метафора в такой же модификации известна и былевому эпосу, охотно обращающемуся к мотиву брачных состязаний). Комическая тема «неравного брака», введенная в русскую литературу П., повторялась затем в словесном искусстве неоднократно (ср. хотя бы сватовство Степана Трофимовича Верховенского в «Бесах» Достоевского; ср. также жанровую живопись Федотова). Изд.: ПЛ. 1860. Вып. 2. С. 453–454; Лопарев X. Сказание о молодце и о девице: Вновь найденная эротическая повесть народной литературы. СПб., 1894. С. 10–11, 25–28 (ПДП. № 99); Перетц В. Н. Из истории старинной русской повести // Университетские известия. Киев, 1907. № 9. Прил. С. 77–83. Лит.: Перетц В. Н. 1) Отчет об экскурсии семинария русской филологии в С.-Петербург 13–28 февраля 1911 года. Киев, 1912. С. 46–47; 2) Отчет об экскурсии семинария русской филологии в Москву 1–12 февраля 1912 года. Киев, 1912. С. 6–7, 46–47.
И. П. Смирнов

Словарь книжников и книжности Древней Руси.

Нужно решить контрольную?

Полезное


Смотреть что такое "Повесть о старом муже и молодой девице" в других словарях:

  • Русская литература XVI века — Для улучшения этой статьи желательно?: Викифицировать статью. Содержание …   Википедия

  • Русская литература — I.ВВЕДЕНИЕ II.РУССКАЯ УСТНАЯ ПОЭЗИЯ А.Периодизация истории устной поэзии Б.Развитие старинной устной поэзии 1.Древнейшие истоки устной поэзии. Устнопоэтическое творчество древней Руси с X до середины XVIв. 2.Устная поэзия с середины XVI до конца… …   Литературная энциклопедия


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»